Выстрел британской «Авроры» и феномен Трампа, часть 4 О хвосте, который командует собакой

 

Напомню, чем закончилась предыдущая часть этой серии материалов, и пойдем дальше…

Система международных экономических отношений, которая сложилась в «лихие 90-е», привела, наряду с положительными, и к нежелательным последствиям для экономики США и ее политической системы:

— США, Великобритания и другие лидеры мира погрязли в долгах (долг США на нынешний день приближается к 20 триллионам долларов, что больше американского ВВП, причем Китаю, с учетом Макао и Гонгконга, США должны почти 600 млрд. долларов, а долг Великобритании составляет 3 триллиона долларов, что тоже превышает ее ВВП).

— Китай и другие конкуренты Запада используют сложившуюся систему, продолжая выкачивать «энергию» развития из Запада, развивая себя, переучивая население, повышая уровень его жизни и образования, переводя науку и экономику, военно-промышленный комплекс на новый уровень технологического развития. Взрывной характер развития транснациональных корпораций, последовавший за поглощением экономик и рынков стран социалистического лагеря и большинства их сторонников, привел к перекачке энергии их развития не только в «метрополии» и «центры управления» ТНК, но и из западной экономической системы в систему некоторых стран так называемого «третьего мира» (Индии, Пакистана, например) и восточных экономик (Китая, Японии, Кореи), а также Ближнего Востока (именно передел и перераспределение новых богатств Ближнего Востока привели к вторжениям в Ирак, Ливию, к арабским «весенним» революциям и гражданской войне в Сирии, — но об этом надо написать отдельную серию материалов).

— Международные корпорации перестали быть чисто «американскими». Они сблизились, срослись со своими зарубежными «партнерами». Их интересы в Китае, Мексике, арабском мире стали не просто значимыми, но в некоторых отраслях превысили интересы и assets корпораций непосредственно в США. Фактически, американские транснациональные корпорации стали агентами влияния и представителями не только своего правительства и своей элиты, но и правительств, бизнес групп, политических организаций и спецслужб стран, в которых они развили свой бизнес и заняли лидирующие в экономике позиции. При этом, некоторые из этих стран со временем превратились не просто в конкурентов США, но и в потенциальных противников Америки.

И тут в международной политике возник феномен «собачьего хвоста», который оказался способен командовать «собакой». Что было главным фактором, который заставил, например, США начать войну в Ираке? Террористические акты в Нью-Йорке? Ничего подобного. Аль-Каида не имела корней в Ираке. Саддам Хуссейн не отдавал приказ захватить самолеты и направить их на нью-йоркские небоскребы. Конечно, Бушу нужно было направить гнев американцев и мощь американской военный машины на кого-то, продемонстрировать миру силу и решимость Вашингтона, но выбран был именно Саддам Хуссейн и Ирак по нескольким причинам, главными из которых были две: а) заинтересованность транснациональных корпораций и связанного с ними политического лобби в захвате иракской нефти и других богатств; б) стремлением иракского эмиграционного центра в США, который имел огромное влияние на транснациональные корпорации, спецслужбы, политиков, а через них и на американское правительство, к свержению Хуссейна, разрушению его режима и в подчинении иракцев своим интересам. Эти иракские эмигранты, сконцентрированные в США и Западной Европе, имели огромное влияние в ближневосточных структурах транснациональных корпораций, а также в спецслужбах, выступая источником информации и орудием влияния. Именно эти арабы и иракцы сыграли роль «хвоста», который закрутил США и Великобританию в пучину иракского кризиса.

А что послужило причиной бомбежек Ливии и свержения Каддафи? Интересы тех же транснациональных корпораций и арабского лобби в них, причем, корпораций не только американских, но и британских и, прежде всего, французских.

А что послужило главной причиной, главным фактором, толкнувшим Сирию в пропасть гражданской войны? Интересы тех же арабских группировок, прежде всего, сирийцев, которые проживали в США, и саудовцев, которые видели в Башаре Асаде врага и противника, а также арабских бизнес групп, стремившихся взять под контроль территорию Сирии и ее месторождения, в том числе газа, для создания прямого коридора поставок того же газа в Европу.

Почему США никак не могут найти и предъявить «умеренную оппозицию» режиму Асада? Потому что эта «умеренная оппозиция» является порождением воображения антиасадовских группировок, проживающих на Запада, прежде всего в США, которые выдумали эту оппозицию, как выдумала когда-то ВЧК антисоветскую подпольную организацию «Трест». Помните фильм «Операция «Трест»?

Фактически, США, Великобритания и некоторые другие крупнейшие западные демократии, их спецслужбы и военные машины превратились в дубинку в руках различных зарубежных группировок и враждующих элит.

Глобализация часто представляется как процесс подчинения мировой экономики крупнейшим корпорациям, политическим кланам и отдельным сильнейшим странам и блокам (США, Евросоюз, Великобритания, Китай). Однако, процесс глобализации гораздо сложнее, и часто именно эти «игроки» оказываются орудием в руках различных группировок и стран, которые никто в серьез не воспринимает. Пока…

Если мы проанализируем причины большинства «провальных» решений американской внешней политики за последние двадцать лет, то мы увидим, что все эти решения принимались под влиянием внешних групп, которые использовали США в своих интересах, выдавая через СМИ и политическое лобби свои интересы за интересы американского бизнеса, а то и народа. В реальности, большинство этих решений было принято в разрез с настоящими интересами США, как государства, так и американского народа, а часто и в разрез интересам самих транснациональных корпораций, американского бизнеса.

Та же ситуация произошла и с Лондоном. Под влиянием тех же, зачастую не британских, интересов и групп, полез Тони Блэр в Ирак, обманывая британцев и весь мир страшилкой об иракском оружии массового поражения, и теперь Блэр за это расплачивается. Результаты расследования комиссии Джона Чилкота ясно показывают, что британские и американские спецслужбы не имели данных о наличии оружия массового поражения в Ираке. Источником информации, подтверждающей наличие ОМП, стали сообщения агентов и политических источников из числа иракцев, проживающих в США и Великобритании, имеющих, якобы, обширную сеть информаторов в Ираке.

Помните, как в кинофильме великого Гайдая «Кавказская пленница» психиатр признал в Шурике алкоголика?

— Белая горячка, — сказал психиатр, осмотрев Шурика.

— Да, да! Белый, белый, совсем горячий! – подтвердил товарищ Саахов, пытаясь засадить Шурика в психиатрическую лечебницу.

По такой же схеме обеспечивались доказательства наличия ОМС в Ираке. Нужны были доказательства оружия массового поражения?

— Да, да! Оружия много! Совсем массового, всех поражает! – радостно сообщали иракские «товарищи Сааховы», надеясь, что Саддама Хусейна американцы с британцами «замочат», а дальше все пойдет по их планам.

А теперь комиссия Джона Чилкота обвиняет Блэра в том, что он начал войну, не имея «надежных и объективных» данных о наличии ОМС у Саддама Хуссейна, что Блэр не желал проверить информацию, которую поставляли британским и американским спецслужбам агенты иракцы из числа политических противником Саддама.

Заявление 4. О нежелании платить за оборону тех, кто сам не хочет на это тратить свои деньги

«Хвостов», желающих крутить американцами, оказалось достаточно много. И число их возрастает. И каждый «хвост» не любит, когда его прижимают, и у каждого хвоста находятся рьяные защитники.

Бурное возмущение в политических круга США, Великобритании и ЕС вызвало заявление Трампа о том, что не собирается платить за безопасность тех стран, которые сами не желают на свою безопасность тратить деньги. «Страны, которые мы защищаем, должны оплачивать стоимость этой защиты. В противном случае США следует быть готовыми к тому, чтобы дать этим странам возможность защищать себя самостоятельно», — сказал Трамп, и его тут же обвинили в непонимании угроз, в незнании реалий международной политики, в безответственности, и далее по списку.

Конечно, главная цель Трампа – сократить расходы американского бюджета. И начать он хочет с расходов на оборону других стран, тем более что финансовое положение этих стран, например, той же Германии, на порядок лучше, чем положение самих США.

Однако, здесь есть и еще один аспект проблемы, о котором не очень хотят говорить ни европейцы, ни власти в Вашингтоне, хотя Трамп, уже начинает говорить об этом, называя вещи своими именами. Дело в том, что все эти страны получают от США не только прямую защиту в виде баз, войск, информации, координации, управления и договорных обязательств, что обходится США в сотни миллиардов долларов в год. Эти страны получают и другие финансовые и экономические выгоды. Помощь США многообразна, и военная составляющая является лишь центральным элементом системы. Вокруг военной составляющей вращаются не менее, а часто и большие объемы денежных потоков. А там, где есть деньги, где есть денежные интересы, возникают соблазны увеличить эти денежные потоки. Сделать это возможно, прежде всего, через усиление угрозы. Больше угрозы – больше помощи, больше денег, больше политической поддержки, больше экономической помощи, меньше требований к чистоте внутренней политики союзников. Так было всегда.

И вот мы видим явную закономерность: чем меньше денег тратит страна на свою оборону, чем больше помощь США, тем выше угроза, тем более агрессивным является образ источника угрозы, тем громче и чаще союзник США кричит об этой угрозе, тем меньше он настроен на поиски мирных решений. Союзники Вашингтона, которые питаются за счет американской помощи, становятся катализаторами внешних угроз себе, а при наличии договоров и обязательств по их защите, и самим США.

Япония не перестает каждый год требовать острова у России и радостно кричит по любому поводу об угрозе со стороны Северной Кореи. В Южной Корее поисками мирного решения противостояния с Северной Кореей заняты, в основном, лишь христианские организации, и то только планируют. Как говорил Хемингуэй, «устают замахиваться». В НАТО о российской угрозе больше всех кричат прибалтийские страны и поляки. Чем больше баз и центров ПРО готовы открыть США в Румынии, тем больше и радостнее рассказывают в Бухаресте о готовности России напасть на румын.

В последние два года я много занимаюсь украинской проблемой. Даже мои западные партнеры обратили внимание на одну особенность: США и ЕС выделяют в «помощь» Украине огромные средства, в том числе на финансирование всяких рекомендаций, информационных и политических проектов. Большая часть этих денег тратится на оплату западных «консультантов». И вписаться в эту схему не так трудно. Но есть условие: все проекты, которые как-то касаются России и Донбасса должны быть конфликтными, антироссийской направленности. Если проект нацелен на мирное решение проблем, без нанесения ущерба России, то деньги не выделяются. Система контролируется группами, заинтересованными в конфликте, и эта система автоматически задает вопрос: А где ЭТО? «Странно, не правда ли?!» — по-британски культурно возмущаются мои партнеры. – «Как можно ожидать прогресса в этой ситуации?!» И что может сделать Киев, если любая мирная инициатива воспринимается в штыки заинтересованными в конфликте группами? Что может сделать Порошенко, не боясь разозлить и западных кураторов, и своих радикалов?

Ну, об Украине я планирую написать серию материалов в октябре. Тогда и расскажу подробности…

А пока спираль американских расходов раскручивается. Но беспредельно она раскручиваться не может. Кто-то должен признать, что ситуация должна измениться. И кто-то должен ее изменить.

Мне кажется, что Трамп понимает, что если заставить эти страны, которые мало что делают для снятия угроз, но много говорят об их возрастании, платить за свою безопасность, то угроз этих станет меньше. Конфликтовать станет невыгодно. Будет выгодно искать пути к миру. И в этих рассуждениях есть большая доля правды.

Заявление 5. «Очистить внешнюю политику США от покрывшей ее ржавчины»

За этим заявлением Трампа стоит многое, за ним скрыто больше, чем может показаться.

В странах, где происходил бурный рост структур американских, британских и других транснациональных корпораций, государственные системы, традиции и порядки существенно отличались и до сих пор отличаются от американских или британских. Там и коррупция зачастую не являлась преступлением, а правилом игры, и личные мотивы и обиды служили и служат главным поводам к конфликтам и противостояниям, отодвигая в сторону расчет и здравый смысл. Эти страны представляют собой другие цивилизации, а американцы и европейцы, те же британцы, в последние десятилетия потеряли людей, способных понимать другие ароды и цивилизации, они потеряли целые научные школы.

Еще тридцать лет назад в США и Великобритании были прекрасные школы советологии, были специалисты по России и бывшему СССР. Где они теперь? Их нет. «Киссинджеры» состарились, ушли на пенсию или ушли преподавать в университеты, или пишут мемуары, переживая за неспособность современных политиков понять окружающий их мир. Сотрудники русских отделов внешнеполитических ведомств и спецслужб зачастую не знают даже русского языка, или владеют им поразительно плохо.

Преподают им и пишут по современной России бывшие советские эмигранты или те, кто успел перебраться на Запад и занять места в университетах еще в начале 90-х, кто лет двадцать не был в современной России, не считая быстрых наездов для общения с так называемой «российской оппозицией», порожденной теми же лихими 90-ми и криминальной революцией Ельцина.

Весь политический истеблишмент, который сейчас управляет США, начиная со времен Билла Клинтона, был воспитан и взращен в эти самые 90-е, когда позиция Вашингтона и американских советников Ельцину и Чубайсу с Гайдаром сводилась к формуле: «За каждым большим состоянием стоит преступление. Нет проблем, если криминал немножко придет во власть», или к знаменитой: «Он, конечно, подлец, но он наш подлец».

Именно тогда, в эпоху соблазнов и дозволенности, в региональные подразделения транснациональных корпораций стали проникать коррумпированные элементы, кто в качестве сотрудников, кто в качестве дилеров и дистрибьюторов, кто в качестве партнеров. Доходило до того, что некоторым корпорациям было безопаснее передать бизнес местным группам или компаниям других стран, чем рисковать быть втянутыми в коррупционный скандал напрямую. Тот же «Кэрриер», компания по производству систем кондиционирования, входящая в состав «Юнайтед Текнолоджиз», о которой говорил Трамп, вынуждена была закрыть в 1996 году, если мне не изменяет память, свое представительство в России во избежание коррупционных проблем и передать Россию, как бизнес территорию, своему дилеру, арабской компании, которая до этого работала только на Ближнем Востоке.

Коррупционная ловушка в виде искушения возможностями быстрого личного обогащения поджидала и менеджеров транснациональных корпораций из числа граждан западных стран, особенно тех, кто курировал из Европы российские региональные структуры. И у меня в «Йорке» была такая проблема. «Йорк Россия» курировали австрийцы, которые были мной в одном аспекте недовольны: сам не ворует и другим не дает. Дали мне, как им казалось, несколько обидную кличку «царь». А вокруг все обогащались. И австрийское руководство «Йорка» стало меня поддавливать к уходу из корпорации и открытию своего бизнеса. «Валерий, с вашими возможностями вы сможете значительно больше заработать, имея свой личный бизнес, а не работая наемным работником, даже на посту генерального директора». Так меня убеждали шесть лет. Наконец, и мне надоели постоянные попытки кураторов в Вене занизить прибыль российского подразделения, заблокировать интересные проекты и схемы работы, даже те, которые поддерживало американское руководство корпорации. Получив хорошие условия и статус главного дилера «Йорка» в бывшем СССР, я в 1998 году решил уйти в свободное плавание.

И тут же получил удар в спину. Австриец Штоккер (родственник Норберта Вебера, генерального директора «Йорка» в Австрии, отвечавшего за Среднюю, Восточную Европу и бывший СССР), который был до моего ухода куратором России и сидел безвылазно в Москве, наблюдая за мной и интригуя, был назначен на мое место и сразу же включился в воровство, причем, пытаясь списать потери на меня и мой уход из компании.

К счастью, я начинал «Йорк Россию» с нуля. С нуля процентов доли на рынке бывшего СССР в 1992 году я вывел «Йорк» к середине 1990-х на первое место не только в России, но и во всех странах бывшего СССР. Все сотрудники были приняты на работу мною, и не все меня предали, не все согласились воровать вместе с австрийскими руководителями и кураторами. Некоторые решились предупредить меня о том, что происходит в компании, и мне пришлось вылететь в Лондон, договорившись о встрече с руководством «Йорка» Великобритании, который курировал всю Европу, включая Австрию, и рассказать о том, что происходило в Москве. Слава богу, что мои личные отношения с руководством «Йорка» в Европе и в США позволяли мне организовать такую встречу. Была назначена проверка «Йорка России», которая завершилась тем, что австрийские менеджеры и их пособники из числа российских сотрудников, среди которых были те, кого я считал своими друзьями, были выгнаны из корпорации, а кураторство бывшего СССР было передано другому подразделению «Йорка». История эта очень интересная и характерная для того времени, но, к сожалению, сейчас у меня нет возможности рассказать ее подробно…

Важно другое: системы коррумпированных стран влияли и взаимодействовали с системами в странах, которые считали себя не коррумпированными, а демократическими и открытыми для публичной проверки. И это взаимодействие не всегда заканчивалось добром. Десятки триллионов долларов утекли из России за эти годы. Большая часть этих денег исчезла в финансовых центрах именно тех стран, которые себя считают или позиционируют себя как «не коррумпированные». Но какая часть этих денег была обнаружена и арестована? А ведь все эти деньги были «проверены» и объявлены «чистыми» теми корпорациями и структурами, которые отвечают за борьбу с коррупцией и отмыванием преступных денег!

В прошлом году во время скандала вокруг футбольного клуба «Челси», серии поражений клуба, отказа его игроков играть в полную силу и нападок на главного тренера клуба Жозе Моуриньо, рупор британских консерваторов и британского правительства «The Times» опубликовала небывало резкую статью о Романе Абрамовиче. И том, что он обычный преступник, который ограбил русский народ, и о том, что он на эти деньги купил «Челси», и так далее. В общем, наехали не по-детски. Но что удивительно: статья была направлена против Абрамовича, опосредованно задевала и нынешний режим в России, и Путина, но в ней не было главного, не был задан вопрос: А как же тогда мог купить Абрамович футбольный клуб «Челси», если вы знали, что деньги украдены? Как же это может все продолжаться, если использование коррупционных денег является уголовным преступлением в Великобритании? … Нет вопроса и нет ответа…

Вот появились материалы «Панамского досье», пошла информация об офшорах, о скрипках и так далее. И это стало сенсацией. Но ведь это все песчинка по сравнению с Сахарой денег, которые ушли и отмылись…

То, что система работает плохо, понятно многим. По опросам, в настоящий момент 70% американцев хотят сменить систему власти, сменить политическую элиту. Они недовольны страной в которой живут. И недовольство нарастает. Еще год назад число недовольных составляло 60%. За год процент недовольных возрос на 10%, и это много.

Этим американцам нужен тот, кто сменит режим, заменит или очистит политическую элиту, кто назовет проблемы и их причины и начнет решать проблемы, резко и жестко, по-американски, добиваясь результата. Шанс стать таким президентом выпал Дональду Трампу. Но сможет ли Трамп стать тем, кто изменит вектор развития Америки и мира? Может ли он это сделать в силу своего характера, знаний, способностей? Об этом в следующей части.

(Продолжение следует)



Запись опубликована в рубрике Великобритания, История, Мемуары, Политика, США, Украина, Экономика с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.
  • mike e

    Пожелание простого читателя: закончите мемуары, пожалуйста. Ваши ‘коррупционные рассказы’-замечательные. Понимаю ваше желание вернуться в молодость, но ‘аналитика’ и геополитика — это потеря времени.

    • К сожалению, сейчас политической аналитики хорошей нет. Хочется хоть что-то сказать о реальных процессах и проблемах. Жить надо, прежде всего, настоящим, а уж потом прошлым. Поэтому сначала закончу по Трампу, потом по Украине, потом вернусь к мемуарам.
      Но вам, простой читатель, большое спасибо за добрые слова!