Дело Скрипаля как катализатор кризиса отношений между Россией и Западом

К читателям
Извиняюсь за долгое молчание. На несколько месяцев мне пришлось погрузиться в бизнес и довольно забавную и малоприятную историю типа McMafia in England, но тут произошли два события. Одно ожидаемое по времени, но неожиданное по форме и сути. Второе событие – полная неожиданность.
Первое событие – выступление В.В.Путина перед Федеральным Собранием. Второе – попытка отравления Сергея Скрипаля…
Когда выступил Путин со своим Посланием, «полным шума и ярости», Запад растерялся и никак не мог найти форму для своей реакции, то есть не получалось ни у западных политиков, ни у журналистов-политологов, ни у представителей общественности, несмотря на широкий спектр их политических взглядов и образования, сформулировать свои мысли и ощущения, которые вызвало выступление Путина. Заметались они, спрашивая друг друга и знакомых, как это все нужно понимать и как на это надо реагировать. Несколько моих знакомых обратились ко мне с просьбой написать материал и высказать свои мысли, объяснить, что я думаю по поводу всего этого…

И я согласился. Решил написать серию материалов под общим названием «Путинская Россия и современный Запад». Начал писать первую часть, вспомнив одну странную аналитическую записку, которую в конце 1980-х подготовило КГБ для ЦК КПСС… но тут произошло отравление Сергея Скрипаля и его дочери. На следующее утро мне позвонили с британского телевизионного Channel 4:
— Валерий, несколько лет назад мы у вас брали интервью, а сейчас хотели спросить: вы случайно не были знакомы с Сергеем Скрипалем, не встречали его?
— Встречал, — сказал я. – Случайно.
Наступило молчание.
— И разговаривали?
— Разговаривал.
— И он что-нибудь рассказывал?
— Рассказывал.
— Можно мы сейчас приедем?
Они приехали, взяли интервью и вечером показали маленький отрывок из него (кстати, сегодня, 26.03.18 в 22.00 Channel 4 показывает фильм-расследование о деле Скрипаля, и возможно там будет показан еще один отрывок из моего интервью, записанного в тот день). В общем, в течение следующих трех недель с лишним мне пришлось давать по несколько интервью в день сначала всем английским телевизионным каналам, потом американскому, бразильскому, немецкому, японскому и еще кому-то, а потом появились даже наши, российские СМИ. Видимо, в интервью было то, что «спровоцировало» соответствующее разрешение власти.
Все эти интервью объединяла одна особенность: задавали мне вопросов много, активно обсуждали все аспекты дела, а вот публиковали или показывали одну и ту же очень малую часть из того, что в этих интервью было. Все каналы «отбрасывали», как мне кажется, суть проблемы, которую высветила эта трагедия, а проблема эта очень серьезная, которая носит не просто политический, криминальный или социальный характер, но выходит на уровень отношений между цивилизациями, и именно это сделало отравление Сергея Скрипаля и его дочери катализатором кризиса в отношениях между Россией Путина и Западом, точнее, его политическими элитами…
А тут еще появились сначала реальные письма с угрозами, а потом какие-то мифические, о том, что на меня оказывают какое-то давление «британские спецслужбы», причем об этих мифических письмах якобы сообщили официальные люди в Москве…
Поэтому я решил не откладывать, пока поток желающих взять интервью иссякнет, а начать писать самому.
Итак,

Часть 1
О Русском магазине и секретах отставного разведчика
Вечерний Лондон был раскрашен Рождественскими огнями, заполнен толпами лондонцев и туристов со всех уголков Британии и остального мира, на улицы из распахнутых дверей магазинов и ресторанов выливались популярные песни. Но видеть это все нам удавалось редко, хотя в Лондон мне и Ирине приходилось приезжать каждый день.
В те дни мы заканчивали объект на Вимпол стрит, в пяти минутах ходьбы от знаменитых Бейкер стрит и Оксфорд стрит. Объект был сложный. Офис надо было отремонтировать без выезда сотрудников и перерывов в их работе, и нам приходилось работать по субботам и воскресеньям, а также в будние дни по вечерам. Заканчивали мы поздно и выходили с объекта, когда шум на улицах уже стихал, магазины были закрыты, а вместо толпы по улицам шли редкие прохожие.
В тот день, за несколько дней до Нового года и окончания работ на объекте, нам удалось уехать домой пораньше. Мы вышли на Оксфорд стрит, потом прошлись по Бонд стрит, потом вернулись и свернули на Риджент стрит, сделали несколько фотографий вечернего Лондона перед Рождеством, а потом поехали на метро до вокзала Ватерлоо, откуда поезда идут в Гилдфорд.
На станцию Ватерлоо мы приехали, когда еще не стемнело, и решили зайти в Русский магазин, пока он еще работал. Магазин находится в пяти минутах ходьбы от вокзала и выхода из метро, в тихом проулке, на задворках, в подвале дома. Не сразу найдешь, если в первый раз.
Магазин держит афганец Макс (переделал имя на британский лад). Он говорит на русском и английском свободно, учился в МАИ, а после распада СССР перебрался в Европу и осел в Лондоне. На прилавке у него стоит портативный телевизор, по которому он постоянно смотрит советские и российские боевики и всякие сериалы.
Магазин называется «Русский», но из российских продуктов, как и в других «русских» магазинах в Великобритании, здесь можно найти разве что только водку, да и то найдешь ее среди вин, коньяков и водок из других бывших советских республик не сразу. В основном здесь продаются спиртные напитки и продукты произведенные в других странах бывшего СССР, а также Польши или Германии, где наши эмигранты наладили похожее производство, например, «Докторской» колбасы. В общем, в Русском магазине, которым владеет афганец Макс, можно купить продукты из всех стран бывшего СССР, кроме России. Но и это не плохо.
В тот день мы решили зайти в магазин, чтобы купить черный хлеб «Рижский», прибалтийские конфеты «Птичье молоко» и колбасу «Докторская» немецкого производства.
Мы спустились в подвал, прошли мимо стенда с газетой «Англия» на русском языке и зашли в магазин.
Рядом с прилавком, за которым сидел Макс, стоял мужчина, который набрал уже большой пакет продуктов и теперь ждал пока Макс по ценникам подсчитает итоговую сумму, которую надо заплатить. Пока Макс считывал ценники, мужчина что-то активно ему говорил. На мужчине был светлый плащ, довольно добротный и дорогой, но купленный где-то в «Aquascutum» или «Burburry» лет двадцать назад. Мужчина был крупным, с розовым и жизнерадостным лицом любителя грудинки и борща.
Мы с Максом приветствовали друг друга, мужчина посмотрел на меня, и по его взгляду я понял, что мое лицо показалось ему знакомым и он активно начал вспоминать, кто я и где он меня видел. Лицо мужчины мне тоже показалось слегка знакомым, но я как-то не хотел напрягать память и думал о том, что надо бы побыстрее закупить продуктов и отправиться домой.
Ирина пошла по магазину выбирать хлеб и еще что-то, а я открыл холодильник, где хранились колбасы, сосиски, сало в другие мясные деликатесы. «Докторская» колбаса производства «Лакманн» была только большими батонами. Я хотел взять небольшой батон колбасы. На двоих нам и этого было достаточно. Среди полукилограммовых батонов «Докторской» колбасы производства «Лакманн» не было.
— Из небольших батонов какая колбаса получше? – спросил я Макса.
— «Лакманн» лучше, но сегодня немецкой колбасы маленькой нет, — ответил Макс.
— Возьмите большой батон. Немецкая лучше, — вступил в разговор мужчина.
Я кивнул, соглашаясь.
— Придется.
— А вы здесь часто бываете? – спросил мужчина.
— Иногда заходим, по дороге домой.
— А вы где живете?
— В Сарри.
— А я в Солсберри, — сказал он. – Меня зовут Сергей. Сергей Скрипаль.
— Валерий Морозов, — назвал я себя.
Макс удивленно посмотрел на Скрипаля и меня. Знакомились у него в магазине, видимо, редко.
Скрипаль выглядел немного возбужденным и радостным. Крепкий дед в удачный день.
— А почему вы решили жить в Солсберри? – вступила в разговор Ирина.
— А что? Хороший тихий английский город, — сказал Скрипаль.
— Да. Мы там были. Красивый городок, там собор красивый и экскурсию по нему проходят очень интересную, бесплатно.
— Да, очень хороший, тихий, и до Лондона час езды на поезде. Я каждый месяц приезжаю в Лондон, с ребятами встречаюсь из Посольства. Я раньше в МИДе работал.
На кадрового дипломата он похож не был. На кадрового сотрудника политической разведки, СВР, или ФСБ тоже. А вот на ГРУшника похож был очень. В ГРУ поступали офицеры после нескольких лет службы в армейских частях, и отпечаток службы в регулярных частях оставался на всю жизнь. Я сам служил в армии несколько лет, в том числе два года в Индии в группе Советских военных специалистов на базе ВВС Индии в Чандигархе, из двух лет полтора года на должности заместителя начальника группы. Отвечал я, в том числе, за связи с индийским командованием, финансы (у меня единственного из двадцати офицеров группы был открыт счет в банке), в том числе и вопросы безопасности. Знал офицеров ГРУ, которые работали в Посольстве, в том числе их начальника Полякова, наверное, самого ценного американского шпиона за все советское время. Уже в то время советские спецслужбы получили информацию о том, что один из высокопоставленных военных в Индии работает на ЦРУ, Поляков это тоже узнал, начались интриги, подставы, охоты… Мне повезло, что из той истории я выбрался без потерь. Мой непосредственный начальник Герой Советского Союза генерал-лейтенант Богданов был разжалован, Поляков через несколько лет был арестован и расстрелян… Потом я несколько лет работал в Информотделе Посольства СССР в Дели по линии Агентства печати «Новости»… В общем, офицера ГРУ в отставке я могу определить легко…
— А чем вы сейчас занимаетесь? – спросил я.
— Я сейчас на пенсии, занимаюсь бизнесом, — с готовностью начал рассказывать он. – Был бизнес в Испании, недвижимость, сельское хозяйство, экспорт, торговля. Недавно я свой бизнес в Испании продал. Еще я занимаюсь консультированием, аналитикой. Последнее время хорошо идет бизнес в области кибер-безопасности. А вы чем занимаетесь?
— Строительством, в основном, — сказал я.
— Приезжайте в гости, — предложил он. – Я живу один. С кошкой. Жена умерла несколько лет назад… Недавно сын умер…
У него на глазах навернулись слезы.
— А что случилось? – спросила Ирина.
— Несчастный случай… Заболел…
— Рак?
— Нет… несчастный случай… Он в Россию поехал, там умер…
— Будем в ваших краях, заедем, — сказала Ирина.
— Вот мои контакты, — он достал из кармана плаща карточку и написал на ней свое имя, фамилию и номер телефона. Карточку передал мне.
— Спасибо. Соберемся к вам, позвоню.
— Приезжайте. У меня бизнес сейчас развивается, с ребятами из Посольства хорошие отношения, можно решать вопросы…
Мы расплатились, попрощались с Максом и Скрипалем и вышли из магазина.
— Интересный дед, — сказала Ирина. – Видно, что сегодня при деньгах, на коне дед…
— На ГРУшника похож, — сказал я, думая, что он как-то сразу мне помочь собрался. Реально знает мою историю и знает, как помочь, или бабки решил срубить?…
Мы вошли в зал вокзала и встали перед табло, пытаясь найти информацию, с какой платформы идет скоростной поезд через Гилдфорд.
Скрипаль прошел мимо нас, держа в руке пакет с продуктами, и встал недалеко, тоже рассматривая табло.
Странно, подумал я. Бывший ГРУшник, живет в английской глубинке, «встречается» с «ребятами из Посольства», работает в бизнесе: аналитика (понятно, что для компаний, которые занимаются коммерческой, информационной и политической разведкой и проверкой людей и информации), кибер-безопасность… Тут поневоле вспомнишь всякие обвинения «во вмешательстве в выборы», всякие досье и кибер-атаки… Еще намекает, что может решить мои «вопросы» в Москве… Лучше от этого «деда» держаться подальше, а то неизвестно, у кого ко мне новые «вопросы» могут возникнуть, решил я.
На двенадцатой платформе началась посадка на поезд, и мы поспешили занять места…
И я ему не позвонил и даже не посмотрел в интернете, что есть там по Сергею Скрипалю…
А через два месяца по телевидению показали его лицо, назвали его имя и рассказали о его отравлении…
(Продолжение следует)



Запись опубликована в рубрике Premium, Великобритания, Их нравы, Коррупция, Международные отношения, Мемуары, Моральная политика и экономика, Перестройка Запада, Политика, СМИ, США, Философия, Экономика с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.