Подарки от «дрифтунов». А также о новичке, полонии и политическом раздрае в Лондоне

В первой части этой серии, я предупредил, что писать мне придется, «перескакивая с волны на волну, пытаясь объяснить происходящие в текущий момент события». Сейчас произошло именно так. Я планировал написать эту часть, посвятив ее одному из вопросов: почему отравление Скрипалей в Солсбери по британским версиям, (ибо их несколько, основных две, и об этом ниже, а российский вариант объяснений полностью отсутствует, исключая слабые и неофициальные попытки обвинить в «провокации» британские спецслужбы), было организовано и осуществлено так «бездарно, глупо, тупо и непрофессионально»? Однако, я решил вернуться к этому вопросу чуть позже, а сейчас отвлечься, еще раз проанализировать события в Солсбери, вспомнив и проведя параллели с делом об отравлении Литвиненко, и «перескочить» на другую волну, другое событие: выступление Терезы Мэй в Страсбурге, унижение, которому она подверглась там со стороны лидеров ЕС…

Думаю, что между двумя расследованиями и политическими кризисами и конфликтами в Европе, в том числе в Великобритании, существуют очень важные связи, и эти связи надо установить и объяснить, чтобы понимать грядущие события, ибо прошедшие события и грядущие выстраиваются в одну цепь…
А еще у меня случился день рождения, и друзья, знакомые и родственники поздравили. Кто написал, кто-то позвонил. Позвонили и сыновья с внуками и внучками. Главный дрифтун рода, Андрейка, тоже меня поздравил. Камера была включена, и мы видели друг друга.
— А ты мне подарок приготовил? – задал я ему вопрос, который он нам задает в каждый свой день рождения, с тех пор как научился говорить.
Андрейка растерялся и как-то сполз по подушкам дивана, на котором сидел.
— Приготовил, — сказал он.
— Какой? – продолжил я его цитировать.
Лицо у Андрейки приобрело выражение, которое обычно появляется после заданного ему вопроса: «А по правде?»
— Какой-нибудь рисунок, — дрифтанул он.
— Так, — сказал я. – Пока ты там надумаешь, какой мне рисунок ты приготовил в качестве подарка, обещай, что завтра ты мне подарок сделаешь. А именно, ты завтра подтянешься с приседанием по сто раз и отожмешься пятьдесят.
— Хорошо, — с готовностью сказал Андрейка, радостный, что дрифтовать дальше нет необходимости.
— Я тоже отожмусь, — прокричала, появившись на экране, Ксюша. Она действительно хорошо отжимается. – Тоже пятьдесят раз!
— Договорились, — сказал я.
Поздравления закончились, и я возвращаюсь от маленьких дрифтунов к более крупным…
Итак,
1
Сначала я остановлюсь на спорных и неясных моментах в британских версиях. Основные две версии отличаются только финальными частями и заключениями.
Версия полиции заканчивается тем, что Боширов и Петров подозреваются в отравлении Скрипалей, что фамилии подозреваемых ненастоящие, кто эти люди в реальности неизвестно, и полиция просит помощи у населения, чтобы собрать максимально информацию об этих двоих и расследовать дело до конца.
Версия Терезы Мэй, политическая, говорит о том, что Боширов и Петров являются кадровыми офицерами ГРУ и выполняли приказ высшего руководства МО РФ и российского государства. Доказательства были представлены спецслужбами. Путина открыто Тереза Мэй и ее министры не обвиняют на сей раз, но в их позиции сомневаться не приходится. Бывшие министры, например, Борис Джонсон, обличают Путина и Россию открыто и громко.
Общественность в двух странах (другие страны пока оставим в стороне), в Великобритании и России, выступает в основном критически, но по-разному в отношении версий и позиций своих государственных служащих… И тут первая особенность. В Великобритании больше анализируют версии своих чиновников и полицейских, в России больше обсуждают то, как прикрывают себя российские спецслужбы и чиновники, прежде всего МИД, а также сами «два бойца из ларца».
Если сравнить позиции британцев и граждан России, то обращает на себя внимание закономерность. В Великобритании больше критикуют и меньше верят своей полиции и своему политическому руководству, в России не особо верят своим и открыто смеются над интервью фитнес бизнесменов.
При этом я говорю не о британских СМИ, которые менее критично, но настороженно относятся к заявлениям своих руководителей, а о простых людях или о непростых людях, если они обсуждают события в Солсбери и версии происшедшего в неформальной обстановке, среди своих, так сказать, в свободной от политики или в клубной дискуссии.
Еще одно замечание: после публикации предыдущих частей, я получил несколько писем и замечаний от читателей в России, которые считают британскую версию (а они видят лишь одну) вполне «логичной», которая объясняет или «может вполне логично все объяснить». В то же время, я не встречал ни одного британца, в том числе журналиста, даже резко антироссийских позиций, который бы считал британскую версию (или версии) «вполне» логичной. Вот ведь какая особенность.
Поэтому давайте еще раз и подробнее остановимся на британских нестыковках, которые замечают британцы:
1. Среди советских и российских спецслужб уничтожением противников или предателей за рубежом занималось КГБ или его преемник ФСБ. ГРУ такие дела не поручались. ГРУ могло участвовать в операции, но под началом и контролем КГБ/ФСБ. Более того, за рубежом, если нужна координация спецслужб, ГРУ занимает подчиненное положение. ФСБ или СВР никогда и ни при каких обстоятельствах не могли согласовать такую «тупую» и политически самострельную операцию, бьющую прямиком по МИДу, Кремлю и лично Путину.
И тут возникает первая параллель с делом Литвиненко. Тогда тоже те, кто расследовал или внимательно занимался делом Литвиненко, обратили внимание, что по принятой британской стороной версии убийство агента британских спецслужб, который находился под их охраной (пускай эта охрана носила «мягкий» характер), Путин и Кремль поручили бывшему охраннику «ворот», «Крепости» (так уважительно в ФСО называют Кремль) или «груды кирпичей» (как неуважительно называют Кремль те же охранники) с опытом охранника олигарха. И не более того.
Тут надо отдельно заметить, что, как мне когда-то говорил один из руководителей охраны Кремля, «охранникам мозги не нужны». «Нам мозги вредны. Нужно уметь отмахнуться и из ружья пальнуть, а думать вредно. А то он на воротах подумает и сбежит, когда опасно будет. А нужно, чтобы не сбежал. Поэтому думать нам не надо, вредно.»
Конечно, в этих словах была доля, как Ирина называла, «солдафонского юмора», в но в целом сказано было правильно.
При этом, это говорил один из лучших и старших офицеров охраны. А вот Луговой лучшим не был. Про Ковтуна вообще говорить нечего: британцы считают его никчемным типом. И вот таким поручили а) провести ликвидацию агента британской разведки, бывшего (хоть тоже звезд не ловившего, но все-таки) офицера ФСБ, что само по себе подразумевает, что Литвиненко был на уровень по мозгам выше Лугового и на несколько уровней выше Ковтуна, б) провести операцию на территории Великобритании, в) использовать нестандартное, в высшей степени опасное для окружающих отравляющее вещество.
И тут удивительная особенность: никто из официальных лиц и основных СМИ Британии никаких сомнений по данным нестыковкам ни в деле Литвиненко, ни в деле Лугового не высказал, никто не пытался разобраться. А официальная Россия посмеивалась, но тоже молчала в тряпочку.

2. За рубежом спецслужбы действуют по жестким правилам, схемам и нормам. Слишком высока ответственность. Действия фитнес бойцов ни в одну из этих норм не попадали. Они засветились по полной в британском посольстве, прилетели в Британию, светясь, поселились, светясь, бродили по Солсбери и Лондону, светясь, улетели, светясь, и легенда у них вся дырявая. Теперь говорят, что они и в Нидерландах до этого засветились, и их лишили шенгенских виз. Причем, засветились они по пути к химической лаборатории, которая занимается, в том числе, новичком. Светлячки какие-то, с наклонностью к химии.
Луговой с Ковтуном тоже не прятались, травили Литвиненко, по принятой в Лондоне версии, в гостинице, там, где жили и регистрировались, почти в присутствии ребенка, сына Лугового, и еще знакомого, который оказался свидетелем… И так далее.
И тут опять удивительная особенность: никто из официальных лиц и основных британских СМИ никаких сомнений по данным нестыковкам ни в деле Литвиненко, ни в деле Скрипаля не высказал, никто не пытался разобраться.

3. По британским версиям непонятно, как бойцы привезли флакон с духами «новичок», если, по первоначальному заявлению полиции, у них не было багажа (улетали они из Лондона, якобы, уже с чемоданом). В ручной клади, в кармане? Рискуя потравить всех в самолете?
Тот же вопрос по Луговому и Ковтуну. Как они провезли промышленный контейнер с полонием, нигде «не прозвенев»?
И опять та же удивительная особенность: никто из официальных лиц никаких сомнений по данным нестыковкам ни в деле Литвиненко, ни в деле Лугового не высказал, никто не пытался разобраться.

4. Как бойцы без противогаза и костюма химзащиты могли опрыскать дверь Скрипаля? Они должны были отравиться! Почему использовали самый для себя и окружающих опасный вариант нанесения новичка: распрыскиватель? Почему привезли дозу, которой хватило бы на 4 тысячи Скрипалей? Почему бросили в ящик для пожертвований в супермаркете, где мимо проходят тысячи людей в день, куда (в ящик) бросают в основном продукты питания, то есть рисковали отравить десятки и сотни людей?
И опять параллель с делом Литвиненко. Там тоже почему-то остались в стороне и не были задействованы специалисты химики ФСБ, специальные лаборатории, которые для таких дел созданы (подобные британскому Портон-Даун). Почему-то Луговой не привез ни ампулу, ни таблетку, пусть даже с полонием, если у кого-то в Кремле или Лубянке все-таки с головой стало плохо, но привез сверхопасный для окружающих (лишь немногим уступающий новичку) полоний россыпью, в промышленном контейнере. И этого полония тоже хватило бы отравить тысячи людей!
Если новичок, которым травили Скрипаля, где-то пропадал два месяца, то оставшийся после отравления Литвиненко полоний так и не нашли. Как не нашли и контейнер. И ни у кого в ходе следствия и суда не возникло вопроса: а где полоний, где контейнер? Исчезли, и никто не ищет…
И опять та же особенность: никто из официальных лиц никаких сомнений по данным нестыковкам ни в деле Литвиненко, ни в деле Скрипаля не высказал, никто не пытался разобраться.

5. Уверенности в том, что новичок, который использовали при отравлении Скрипаля, именно тот, который бедный британский алкоголик нашел в ящике для пожертвований, нет ни у кого в Британии, хотя об этом громко не говорят. Нет этой уверенности потому, что в Британии все знают, что ящики для пожертвований опустошаются чаще всего ежедневно. Невозможно даже представить, что бойцы бросили флакон в ящик, а бедняга британец забрал этот флакон из ящика через два месяца! Именно поэтому британская полиция не поверила рассказу жертвы алкоголизма и новичка и приняла вариант, что он все забыл и перепутал, и нашел флакон в мусорном баке. Странный случай для британской Фемиды, которой как-то не положено менять показания жертвы только потому, что они не вяжутся с принятой версией.
Но и тут опять нестыковка. Мусорные баки вывозят в некоторых местах один раз в неделю, в других местах раз в две недели, но не реже. За шесть лет проживания в Великобритании я ни разу не видел мусорного бака (bin), который бы стоял нетронутым и брошенным более двух недель. Даже просто мусор в парках и на улицах после пятничных гулянок убирается регулярно, несколько раз в неделю, за что граждане платят огромные налоги. Это я могу засвидетельствовать как человек, который каждый день гуляет с собакой по тем же паркам. Чистят там мигранты в основном из Восточной Европы регулярно и качественно. Попробуй местная власть не убрать! Налоги она за уборку берет огромные. За налоги городскую власть быстро потопчут, вместе с мигрантами.
И опять об этом британцы говорят между собой тихо и неофициально, но никто из официальных лиц никаких сомнений по данным нестыковкам не высказал, никто не пытался разобраться.

6. По официальной версии полиции, которой она официально придерживалась несколько месяцев, Скрипали уехали из дома в день отравления рано утром, где-то пропадали несколько часов, а потом появились в городе, припарковали машину не у дома, а в центре города, пошли обедать сначала в паб, а потом в ресторан. Если они дома не появлялись, то как они могли получить дозу новичка, взявшись за ручку входной двери дома? Ведь бойцы из ларца приехали в Солсбери через пару часов, после того, как Скрипали вышли из дома. И почему полиция заявила о том, что Скрипали заходили домой, лишь в последней версии событий и не представили ни объяснений, ни доказательств? Где снимки с камеры, которая должна была быть установлена или самим Скрипалем или британской службой, отвечавшей за его безопасность, у дома Скрипаля? И где фотографии бойцов у двери дома Скрипаля, которые должны были быть получены с той же видеокамеры? Или камера в тот день тоже оказалась отключена по необъяснимой причине?
Похожие нестыковки и в деле Литвиненко. Следы полония обнаруживались там, где побывал Литвиненко, до его встречи с Луговым и Ковтуном в отеле, где по официальной версии Литвиненко был отравлен.
И опять об этом британцы говорят между собой тихо и неофициально, но никто из официальных лиц никаких сомнений по данным нестыковкам не высказал, никто не пытался разобраться.

7. Почему никто не ищет и не приводит мотивов для таких громких и политически для России вредных преступлений, кроме «мести Путина»? Хотя Скрипаль (тут в качестве доказательств я могу привести его слова, которые мы слышали от самого Скрипаля) регулярно встречался с «ребятами», а следовательно обменивался информацией (с ведома или без ведома британских спецслужб, — это другой вопрос), никаких открыто враждебных действий против Кремля не предпринимал и считал, что имеет поддержку влиятельных людей в Кремле.
Литвиненко, конечно имел врагов в ФСБ и Кремле и рот на замке не держал. На Путина нападал. Но для Путина он был незаметной мелочью, который никак его планам не мог помешать…
Однако, тема мотивов и причин, по которым кто-то мог желать смерти Скрипалю и Литвиненко, является сложной, и этой теме надо будет посвятить отдельный материал… В любом случае, никто из официальных лиц и структур ничего не говорит о мотивах и причинах совершения этих двух преступлений.
2
Что же стоит за всеми этими закономерностями?
Уверен, что и британская сторона, и российская знают, что произошло и с Литвиненко, и со Скрипалями. Более того, они знают, почему Скрипали оказались отравлены именно в Солсбери и именно в 2018 году, а Литвиненко в Лондоне и именно в 2006 году…
Почему же обе стороны не выдают общественности имеющиеся доказательства? Россия вообще молчит о своей версии событий. Британская рассказывает устами Правительства громко, но как-то не вполне доказательно, не на 100%.
Недавно в британских СМИ был приведен отрывок из разговора Мэй с Трампом. Мэй сказала, что Британия на 95% уверена, что попытка убийства Скрипаля была совершена российскими спецслужбами.
– Давайте доведем до 98%, — сказал ей на это Трамп, который, видимо, знал историю на 100% …
Не надо думать, что, поддержав Лондон политически, в том числе санкциями, Вашингтон согласился полностью с британскими версиями, а Брюссель им полностью поверил.
(Продолжение следует)



Запись опубликована в рубрике Premium, Великобритания, Их нравы, Кремль, Личное, Мемуары, Перестройка Запада, Политика, Смена элит, Спецслужбы с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.