РОССИЯ ПРОХОДИТ ТОЧКУ НЕВОЗВРАТА

«Точкой невозврата» называется географическое положение воздушного судна, откуда по техническим причинам, в том числе по запасам топлива, становится невозможным возврат в место начала полета.
В общественной жизни понятие «точка невозврата» также существует. Это означает, что в обществе, политическом режиме, сознании людей произошли качественные изменения, которые делают невозможным возврат к тем взглядам, к тому состоянию, которые были до этого.
То, что сейчас проходит режим Путина, является такой «точкой невозврата» не только для режима, но и для всех нас. Если мы допустим, чтобы то, что происходит сейчас,- демонстративное пренебрежение интересами и мнением общества, открытое издевательство, которое проявляется в назначении «вновь» избранным президентом на высшие государственные должности чиновников, признанных обществом ворами, в закрытии уголовных дел, вызвавших широкий резонанс в обществе (дело Лещевского-Малюшина-Кожина, дело Цапков),- будет продолжаться без какого-либо сопротивления общества, мы не сможем вернуться в прежнее состояние, быть такими, какими были. И режим не сможет: он станет другим.

Если мы позволим Быстрыкиным, Кожиным, Малюшиным и Лещевским, Цапкам вести себя откровенно по-бандитски, не стесняясь, не заботясь о нашем мнении, не обращая внимания на наши крики и посмеиваясь, уходить от ответственности, то нам придется признать, что мы стали другими. Теми, кем нам еще некоторое время назад было стыдно становиться.
И режим станет другим: нарождающийся монстр оформится полностью.

То, что недавно произошло в подмосковном лесу, куда охранники Бастрыкина вывезли шеф-редактора «Новой газеты», руководителя отдела расследований Сергея Соколова, — это именно та «точка невозврата»!
С Сергеем Соколовым мы познакомились во время суда по иску Кожина ко мне и «Новой газете». Нам тогда пришлось ждать более часа. Разговаривали о разном.
Сергей произвел очень приятное впечатление: мягкий, вежливый, внимательный, интеллигентный.
— Как приятно было встретить приличного человека!- сказал тогда Ирина.- Старой Москвой повеяло. Такие журналисты раньше в АПН были. Как будто в 80-е годы вернулись, в Информотдел посольства. Какие были прекрасные тогда люди!
Конечно, в ее словах сказывалось разочарование последних лет. Тяжело было сравнивать журналистов-международников советской школы и сотрудников Управления капитального строительства УДП РФ. Трудно было сравнивать Информотдел Посольства и сочинскую стройку.
Сергей Соколов производил впечатление человека из того, уже далекого прошлого.
Когда Ирина почитала открытое письмо Муратова, в котором тот рассказал об издевательствах Бастрыкина над Сергеем, она воскликнула: «Я так и представляю этот лес, интеллигентного Сергея и этого бандита Бастрыкина… Ужас!»
Да. Это ужас! То, что творится в стране!
Оставить безнаказанным уголовное преступление, нагло совершенное начальником Следственного Комитета РФ, нельзя ни при каких обстоятельствах! Это ПРИНЦИПИАЛЬНО!
Ты можешь закрывать уголовные дела, возбужденные против воров из Управления делами президента. Ты можешь закрывать глаза на то, что разворованы миллиарды, что оплачиваются многократно одни и те же работы. Ты можешь не видеть, что уничтожены улики, нагло и цинично! Ты можешь забыть о 15 млн. рублей, которые оперативники взяли у меня на преступной эксперимент, цель которого была получить улики не для правосудия, а для шантажа. Ты можешь не видеть протокола, по которому эти деньги были переданы мною оперативникам ОРБ7 ДЭБ МВД РФ. Ты можешь сделать вид, что ты ничего не видишь и страдаешь провалами сознания. Ты можешь угрожать возбуждением уголовного дела на моего старшего сына и мою жену, если я не перестанут молчать.
Но ты не можешь похищать человека, завозить его в лес и там угрожать расправой!
Хоть какие-то, но все же есть, должны быть ограничения для действий руководителя Следственного Комитета России!
Бастрыкин заявил Сергею Соколову, что » он сам будет расследовать это дело», если Сергей расскажет об этом похищении. Нам надо сделать все, чтобы Бастрыкин никогда ничего не расследовал!

Для каждого человека есть тоже «точка невозврата». Для меня точкой невозврата стало назначение Кожина на старую должность управделами президента. Путин может как угодно относиться к Кожину, но президент не может закрывать глаза на то, что три года публикуют газеты, интернет, почти все неправительственные СМИ: воровство в Сочи, воровство во Внуково, воровство в Кремле, воровство на Могиле Неизвестного Солдата у Кремлевской стены! Где и сколько надо еще своровать, чтобы Путин понял, что не может президент цивилизованной страны держать воров, которые были неоднократно пойманы обществом! И чтобы ни заявляли после «следствия» всякие Бастрыкины! И чтобы ни заявляли продажные и подконтрольные тем же ворам-чиновникам судьи!
Только за последние два месяца та же «Новая газета» предоставила материалы, полученные мною в рамках работы Международного Антикоррупционного Комитета, о том, что жена Лещевского имеет общие компании с бывшими югославами, которым Лещевский отдал на откуп резиденции российского президента и олимпийские объекты УДП РФ в городе Сочи, а также о том, что правая рука Кожина Малюшин, «кошелек» Кожина, имеет совместные предприятия с бандитом Петровым, лидером тамбовской группировки, который отсидел в испанской тюрьме и по которому уголовное дело в Европе еще не закрыто! Как может президент цивилизованной страны назначать на должность управляющего своими делами человека, которого общество считает вором и олицетворением коррумпированного чиновника, который в шаге от уголовного дела! И я не говорю об уголовном деле, которое «будет вести Бастрыкин».
Президент, который хочет иметь хоть какое-то право быть президентом цивилизованной страны, не должен откровенно игнорировать мнение своего народа! Руководители стран, которые считают, что вор-дружок имеет право воровать, только потому, что это, как выразился самый знаменитый юрист России Дмитрий Медведев в недавнем интервью Владимиру Познеру, «его поляна», такие руководители государств называются «узурпаторами»! На Руси таких называли «ворами»: «Васька — Вор», «Ивашка — Вор».
Чья теперь очередь в Российскую Историю войти под именем «Вор»?

Что же нам сейчас надо делать?
1. Все, кто пострадал от беззакония, беспредела, отсутствия возможности найти защиты у органов следствия и правосудия, должны объединиться и создать Комитет по требованию немедленной отставки Бастрыкина.
2. Комитет должен разработать план конкретных мероприятий, в том числе и в зарубежных странах, с требованием отставки Бастрыкина и возбуждения против него уголовного дела!
3. В ближайшие дни все движения, организации, партии, которые объединены словом «Оппозиция», должна организовать митинги по всей стране с одним конкретным лозунгом «Бастрыкина — в тюрьму!»

Можно ходить и дальше на демонстрации, выкрикивая общие лозунги, от которых никому не холодно уже и не жарко, к которым привыкли. Но время детских забав, романтических криков или просто разводки типа «Мы — власть!», «Нас штрафуют, мы крепчаем», «За честную власть!» — прошло! Нужны конкретные требования, конкретные цели! Победы должны быть конкретными!! Поражения — тоже!

P.S.
Да, можно еще кое-что сделать. Например, то, что предложил уважаемый банкир Александр Лебедев, которого мы уважаем за финансовую поддержку «Новой газеты» и на которого уже несколько месяцев идет наезд того же СК под командой Бастрыкина и ФСБ. А предложил Лебедев следующее: главарю режима в России возглавить борьбу с коррупцией на международном уровне. Создать этакий Международный Антикоррупционный Фронт!
Опыт создания всяких фронтов у Путина есть. Вдруг прокатит, и Обама, Кэмерон и Меркель, как и другие зарубежные лидеры, не поймут, что мы просто над ними издеваемся!



Запись опубликована в рубрике Новости с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.