«Я жив, потому что воевал не с режимом, а с обслугой»

Текст: Александра Суперека

Глава компании «Москонверспром» Валерий Морозов получил широкую известность после конфликта с госкорпорацией «Олимпстрой». Схему завышения стоимости строительства со стороны Управделами президента РФ на олимпийских объектах и другие коррупционные механизмы Морозов подробно описывает в своем блоге на сайте журнала «Сноб». Теперь бизнесмен, который уехал из России в Великобританию, основал Международный коррупционный комитет, о чем сообщила недавно газета Sunday Times. Валерий Морозов рассказал PublicPost, кто войдет в состав этой организации, чем она будет заниматься и почему она представляет серьезную угрозу для режима.

— Что такое «Международный антикоррупционный комитет»? Когда он приступит к работе?
— Комитет создан. Сейчас он проходит регистрацию как юридическое лицо. Мы регистрируем его как благотворительный фонд. Есть такая некоммерческая организация. Это занимает в Англии достаточно длительное время. Но, как сама организация, не имеющая юридического лица, но находящаяся в стадии регистрации, «Международный антикоррупционный комитет» создан.

— Кто основал «Международный антикоррупционный комитет»? Кто входит в инициативную группу?
— Инициатором выступал я. В инициативную группу входят бывшие российские граждане, люди, которые находятся в политическом убежище за границей, а также российские граждане, проживающие до сих пор в России. В группу входят, кроме меня, Сергей Колесников (фигурировал в СМИ по поводу «дворца Путина», захвата активов Газпрома Банком «Россия»), Владимир Быковский (видный оппозиционный лидер, очень уважаемый на Западе человек, занимается наукой и защищает права людей), Андрей Корчагин (бывший член Заксобрания, воевал против Путина и путинских чекистов, находится в политическом убежище). К этой группе присоединились также Лев Александрович Пономарев, руководитель ОД «За права человека», и депутат Госдумы Илья Пономарев.
 Мы пригласили Андрея Илларионова, но пока не получили окончательного подтверждения его участия в комитете. Он сомневался, потому что считал, что мы будем заниматься только поиском денег, борьбой за то, чтобы счета были арестованы, собственность отнята у коррупционеров и направлена каким-то образом в Россию. Его это меньше интересовало, потому что он ученый, экономист. Но после обсуждений, в том числе с Колесниковым, я настоял на том, что бы у нас в Комитете был экономист. Экономист будет анализировать все эти данные, которые будут у нас высвечиваться, с точки зрения теории экономики, и выдвигать предложения для путей решения этих вопросов.  То есть экономист будет выдавать конкретные предложения.
 Я сам этим делом занимаюсь в последнее время очень активно. Поскольку у нас оппозиция оказалась – на меня многие обижаются за то, что я так говорю – без мозгов. То есть люди в оппозиции не имеют ни специального образования, ни опыта работы в бизнесе, ни опыта управления реальными деловыми структурами. Поэтому никаких предложений они не могут озвучить. За исключением коммунистов. Явлинский говорит то, что уже говорил сотни раз – его никто не слушает, всем это надоело. Поэтому нам, с моей точки зрения, нужно разрабатывать новые позиции, конкретные рекомендации, которые, может быть,  будут приняты, если не властью, то оппозицией.
 Лев  Пономарев сейчас занимается подбором группы для подразделения «Международного антикоррупционного комитета» на территории России.
 Павел Бородатов, бизнесмен из Петрозаводска, у которого отняли бизнес и арестовали – он вынужден был переехать за границу, а сейчас подал на политическое убежище. Есть несколько иностранных общественных и политических  деятелей. Эта группа Комитета будет сформирована из различных стран Европы, США и других стран мира.
 Мы изначально поставили себе определенное ограничение – не брать в Комитет никого, кто участвовал в приватизации. Приватизация была во многом незаконной. Народ до сих пор против нее. Поэтому мы не взяли никого в инициативную группу из соратников Ходорковского, Прохорова и Березовского. В Комитете состоят только те, кто смог сделать успешный бизнес с нуля, а потом этот бизнес у них попытались отнять. Это другая ситуация. Мы другие люди. Мы друг друга понимаем. Однако, со временем, бывшие сотрудники структур Ходорковского могут быть включены в МАК. У нас на примере есть конкретные люди, которые могут быть полезны Комитету.
— Как будет действовать комитет? Какими методами вы собираетесь искать коррупционеров?
— Коррупционеров искать мы не будем. Во-первых, мы сами их знаем, искать их не надо. Во-вторых, мы будем получать данные о том, кого взять в разработку, чтобы потом работать по спискам. Мы надеемся получать информацию от граждан России и за рубежом.
—  Sunday Times сообщала о списке, в котором значатся 50 коррупционеров в правительстве Владимира Путина. Что Вы можете сообщить об этом списке?
— У нас есть общий список. А у каждого члена оргкомитета был свой список. Из этих списков мы делаем сейчас один. Он еще не согласован, потому что есть сомнения по некоторым пунктам. Сейчас в нем не менее 50 человек. Окончательный вариант списка будет готов к концу недели.
—  Назовите, пожалуйста, конкретные имена участников списка коррупционеров.
— Я не хотел бы называть имена этих людей. Хотя бы потому что у нас в Комитете есть договоренность согласовывать все решения. Список еще не согласован. Кроме того, я не спросил согласия, стоит ли передавать информацию в прессу сейчас. Могу сказать, что по моей части обязательно будут люди из Управления делами президента.
—  То есть речь идет не только о соратниках Путина, но и о команде нынешнего президента Медведева?
— Нет, подождите. Все это – команда, которая пришла с Путиным, когда он впервые пришел к власти. Команда не слишком менялась. И Медведев – тоже его команда.
—  Где развернется деятельность Комитета?
— МАК – международная организация, куда войдут иностранцы и россияне.  Филиалы будут открываться там, где живут коррупционеры, где находится их собственность.  Структура будет развиваться в российских регионах. Там будут не просто искать деньги, а потом отдавать в правоохранительные органы сведения. «Международный антикоррупционный комитет» будет заниматься проблемой комплексно. Мы рассчитываем, что в эти региональные комитеты войдут общественные организации, в том числе движение «За честные выборы». Я не вижу перспективы, если это будет одна организация, которая будет кого-то в чем-то убеждать.
— Похоже, организаций подобного рода деятельности будет несколько. Например, этой неделе Березовский заявил, что собирается открыть организацию, которая будет возвращать отнятую при режиме Путина собственность. (Березовский и Гольдфарб сообщили ранее PublicPost подробности об организации Property Right Watch)
— Мы создали «Международный антикоррупционный комитет», и он вдруг заявил. Я знал об этих планах Березовского. Эта структура создается уже месяцев восемь. Проектом занимается Александр Гольдфарб, который собрал на это около 150-200 тысяч долларов. А сам Березовский, вроде бы, до сих пор денег не дал.
—  Он обещает, что будет финансировать проект.
— Прошло восемь месяцев, а он все обещает. Мне кажется, это заявление Березовского связано с тем, что мы заявили о создании Комитета. Но Гольдфарб — ведь это не Березовский – он делал нечто другое. У него была идея создать сайт.
—  Базу данных?
— Да, он хотел создать базу данных. Собрать журналистов, чтобы получился проект а ля Навальный. Я не против таких проектов. Дело в том, что мне два года назад тоже предлагали сделать такую историю. Но, во-первых, в это время в моей фирме проходили обыски, было по 12 судов одновременно, очные ставки, допросы и уголовное дело, которое я возбудил против Управделами президента. То есть мне было не до раскрутки и обсуждений. Во-вторых, я и Гольдфарбу сказал, что блогерство – это очень хорошее дело, но за этим нет ничего. Должен кто-то воевать, а вы должны об этом рассказывать. Я, Колесников, Корчагин и другие участники Комитета – мы воюем.
 Я не против того, чтобы все люди участвовали в борьбе с режимом. Но давайте сделаем организацию, где будут работать люди, привыкшие доводить дело до ума. Нужны конкретные вещи: где находится счет, какие там лежат деньги, какая собственность. Потом собрать доказательства, привлечь юристов, которые смогут нормально написать юридический документ, который позволяет открыть уголовное дело в какой-нибудь западной стране, сдать документы в прокуратуру этой страны, тогда там начнут активно действовать. Надо работать с общественностью, чтобы она нас поддержала, чтоб не дали замолчать. Нас очень активно поддерживает христианское движение, христианские демократические партии. Нам помогает английский юридический христианский центр. Я председатель христианского общественного движения в России. Будут помогать и другие.
—  Вы собираетесь разворачивать рекламную компанию?
— Мы скрывали подготовку проекта. Я никому не давал никаких сведений. Саму идею я озвучил только в этом году, потому что это довольно опасная затея, которая представляет реальную угрозу для режима. На протяжении трех лет, пока я занимаюсь борьбой с коррупцией, я понимал, что остаюсь в живых из-за того, что не представляю угрозы для режима. Я воевал с Кожиным (Владимир Кожин — управляющий делами президента — PP), Лещевским (Владимир Лещевский — управление делами президента России, заместитель начальника главного управления капитального строительства — PP) и так далее. Но это же не режим, а только его обслуга. «Международный антикоррупционный комитет»– борьба с режимом. Если бы я занимался анткоррупционными делами в России, на свободе оставался бы максимум двое суток. Теперь мне ничего не надо раскручивать. За три года у меня накопилось 70 000 публикаций о своих делах, но я не заплатил никому ни копейки, ничего не организовывал. Конечно, последовательность действий была. Так и сейчас – у меня достаточно контактов и людей, которые выходят на меня самостоятельно. Я все-таки Советский Союз проводил в ранге руководителя аналитической службы агентства печати  «Новости», которое отвечало за внешнюю политическую пропаганду СССР, поэтому я один из немногих, кто знает, как в России построить пропагандистскую компанию. Мне не нужно за это платить. Когда-то за это заплатил Советский Союз. А теперь я этим пользуюсь.
—  Где Вы сейчас живете?
— Я живу в Великобритании.
—  Когда собираетесь возвращаться?
— Пока непонятно. Я и вынужден был уехать из-за того, что реакция на создание Комитета в окружении Путина была резко негативная, вызвала страх, панику. Песков (Дмитрий Песков — пресс-секретарь премьер-министра Владимира Путина — PP) выступил с полуоскорбительными заявлениями. http://www.bfm.ru/news/2012/01/30/peskov-obvinenie-putina-v-korrupcii-trebuet-dokazatelstv.html Я не буду о этом говорить, потому что речь шла о других членах Комитета. Мы потом об этом вместе скажем. Это будут отдельные действия в отношении Пескова. Поэтому сейчас я буду смотреть на ситуацию и смотреть, кто может вернуться в Россию: я или моя супруга. Сейчас мы следим за развитием ситуации в России.
—  И как по Вашим оценкам будет развиваться ситуация в России?
— Я знаю только одно – Путин постарается удержаться у власти и пройти выборы. Причем постарается победить в первом туре. Что за этим последует, сказать трудно. Но велики шансы, что в России и мире он не будет принят как победитель. Он станет нелегитимным правителем и сможет удерживаться у власти только силой. Эта система власти коррупционна и недееспособна, она может делать только отдельные акции, не связанные с хищением денег и собственности, а управлять не может. Если Путин победит, то продержится до осени, а потом Россия станет неуправляемой.
А к этому надо готовиться, если мы хотим спасти Россию.
http://publicpost.ru/theme/id/960/


Запись опубликована в рубрике Новости, СМИ с метками , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.